Ой, джихад!

Высмеивающий США Дутерте не может навести порядок у себя в стране

Members of the Philippine National Police Special Action Force ride on a truck in Iligan, as government forces continue their assault against insurgents from the Maute group, who have taken over large parts of Marawi City, Philippines June 24, 2017. REUTERS/Jorge Silva TPX IMAGES OF THE DAY
Фото: Jorge Silva / Reuters

Скоро пойдет пятый месяц битвы за Марави. Несмотря на обещания президента Родриго Дутерте, считающего себя другом России, филиппинские морпехи и военные уже более 110 дней безуспешно штурмуют небольшой город на острове Минданао. Пехоту поддерживают артиллерия и авиация, Филиппинам помогают США, Китай и Австралия. Тем не менее выбить исламистов из города никак не удается. Сколько еще будут сопротивляться боевики и что будет дальше — разбиралась «Лента.ру».

Небезопасное место

«В Марави нет места, которое можно было бы назвать безопасным. Вы не застрахованы от пули нигде. Если мы говорим, что какой-то район находится под нашим контролем, это означает, что мы наблюдаем за входами и выходами и не позволяем боевикам свободно перемещаться по территории. Город небезопасен для гражданских, кто бы что ни говорил». Так капитан Джо-энн Петинглэй, пресс-секретарь 6-й пехотной дивизии филиппинской армии, прокомментировала гибель чиновника Марвина Абландо. 45-летний Абландо, делегат от руководства Автономного региона в Мусульманском Минданао, погиб, когда ехал в кампус государственного университета. Шальная пуля калибра .50 (12,7х99), прилетевшая с другого берега реки Агус, где идут бои, пробила дверь его машины. Абландо умер по дороге в больницу.

Университетский кампус — один из районов, официально контролируемых правительством. Недавно в университете возобновились занятия, в городе вновь открылись 12 школ. Но школьники и студенты ходят на уроки короткими перебежками: на улицах то и дело свистят случайные пули.

Если верить командованию правительственных войск, битва за Марави окончится в ближайшие дни. Боевиков осталось не более 40 человек, под их контролем находится менее 500 квадратных метров — территория трех мечетей, расположенных по соседству. Самая большая — мечеть Бато — напоминает скорее крепость, чем дом молитв: ее высокие стены выдерживают попадание из любого стрелкового оружия, под ней имеются многочисленные подземные ходы, пещеры и убежища. Военные все чаще сообщают, что против них сражаются женщины и дети — члены семей боевиков, которые не захотели уйти. У исламистов, утверждают генералы, остается лишь два выхода: умереть или сдаться.

Президент Дутерте, прославившийся беспощадной войной с наркоторговцами и резкими выпадами в адрес США, не смог промолчать и сделал опрометчивое заявление, сказав, что готов ждать сколько угодно, пока боевики не сложат оружие. «Проблема в том, что они укрылись в мечети, которую я не хочу разрушать или повреждать, — объяснил филиппинский лидер. — Это сложно. Это священное место для мусульман. Я не ставлю никаких сроков. Если мне скажут "Нам нужно еще шесть месяцев", ну что ж, мы подождем. Если я смогу спасти хоть одну жизнь, я согласен ждать и целый год».

Владыки озера

Сражение началось 23 мая. Вышедшие из джунглей боевики группировок «Мауте» и «Абу-Сайяф» захватили большую часть Марави. Часть местных жителей их приветствовала: немало исламистов были уроженцами города. Однако большинство решило, что от добра добра не ищут. Началось повальное бегство из города.

План боевиков удался частично: им не удалось захватить с налету ключевой военный объект — дислоцированный в Марави штаб 103-й бригады. Опираясь на него, подошедшие на следующий день армейские подкрепления начали методично очищать город от исламистов. Тогда казалось, что ликвидация боевиков — дело пары недель. Однако выяснилось, что филиппинское командование недооценило противника: исламисты сопротивлялись неожиданно упорно, умело использовали свойства местности, не паниковали и не отступали без нужды, несмотря на высокие потери. Бои шли за каждый квартал.

Сражение развернулось не только на земле. Марави стоит на берегу озера Ланао, через которое сторонники исламистов регулярно подбрасывали своим товарищам оружие, боеприпасы и новых добровольцев.

Чтобы пресечь этот канал снабжения, военные создали на Ланао собственную флотилию, которая блокировала прибрежную линию Марави, находящуюся под контролем исламистов. Это не остановило боевиков: не раз на озере Ланао разыгрывались настоящие битвы. Так, 28 августа блокирующая эскадра перехватила две моторные лодки, пытавшиеся под покровом ночной темноты прорваться к Марави. Бой и погоня длились три часа. Одна из лодок затонула, вторая попала в руки военных, которые отчитались об уничтожении 10 террористов.

По словам полковника Ромео Броунера, прорывателей блокады можно разделить на два типа. Одни — это местные рыбаки, которым эмиссары исламистов щедро заплатили за риск; вторые — идейные боевики, которые пытаются пробраться к товарищам и помочь им в битве за город. Судя по всему, утверждает Броунер, тактика блокады приносит успех: отчаявшись пробраться в Марави по воде исламисты пытаются закупить или изготовить снаряжение для подводного плавания, чтобы избежать военных патрулей. По данным Telegram-канала Directorate 4, впрочем, полностью заблокировать озеро военным так и не удалось.

Я и мой друг из MILF

На суше тем временем продолжается наступление: морская пехота и армейцы все туже сжимают кольцо вокруг последнего анклава исламистов. Это происходит куда медленнее, чем хотелось бы высоким чинам в Маниле, и на то есть причины.

С первых же дней боев неприятным сюрпризом для филиппинских военных оказались снайперы исламистов. «Один снайпер может парализовать продвижение целой роты, даже батальона», — жаловался генерал-майор Роландо Баутиста, командующий 1-й пехотной дивизией. Кроме того, армия опасалась вводить в город танки, которые боевики могли сжечь из гранатометов, и не решалась широко использовать БМП — их броню пробивают крупнокалиберные пулеметы, имеющиеся на вооружении боевиков. В итоге полагаться пришлось почти исключительно на пехоту и авиаподдержку.

В условиях тесной городской застройки роковые ошибки были неизбежны. Время от времени из-за просчетов наводчиков и пилотов самолеты наносили удары по своим, в результате погибли 13 человек. Но постепенно армия и морпехи учатся воевать в городской застройке. Боевой дух у них на высоте: власти заботятся о моральном состоянии своих солдат, которые регулярно получают в подарок рис и шоколад от жителей окрестных деревень и письма школьников с призывами поскорее покончить с исламистами. Президент Дутерте лично посетил госпиталь с ранеными и вручил медали особо отличившимся. Из 74 награжденных лишь двое оказались офицерами, остальные — сержанты или солдаты.

Бок о бок с морпехами и солдатами воюют их недавние противники — боевики Исламского освободительного фронта Моро (MILF), лишь три года назад пошедшего на мир с Манилой после 30 с лишним лет войны. Изначально речь шла лишь о помощи в эвакуации мирного населения, но затем, судя по всему, филиппинским военным удалось найти с бывшими врагами общий язык, и боевики включились в битву против «Мауте» и «Абу-Сайяф».

«Они — воплощенное зло, и все, что они творят, — зло, — объяснил корреспонденту «Аль-Джазиры» один из бойцов MILF по имени Ансари. — Посмотрите, они же почти уничтожили Марави. Не представляю, что я мог бы к ним примкнуть». По словам Ансари, за вступление в их ряды ему предлагали 500 долларов и винтовку M16. Он отказался, но некоторые из его товарищей согласились — в основном потому, что им нужны были деньги.

Как утверждает генерал-майор Арнел дела Вега, армия оказывает боевикам «непрямую огневую поддержку и даже помогает с воздуха», а также делится разведданными. При этом сражаются солдаты и их вчерашние противники отдельно — из-за того, что у них разная тактика боя и система командования. Ни о какой враждебности и речи не идет: журналисты неоднократно видели, как армейцы и недавние партизаны-исламисты болтают друг с другом и по-братски делятся водой и сигаретами.

Выпустите нас

Несколько дней назад боевики предложили сделку: свободный выход в обмен на освобождение заложников. Их, по данным филиппинских властей, насчитывается от 70 до 300 человек. Дутерте категорически отказался. «Никогда, — ответил он. — Это все должно закончиться здесь. Если они сдадутся, я предам их справедливому суду и предоставлю им адвоката. Никого не будут пытать или оскорблять, никакого насилия к сдавшимся применяться не будет. Это я могу гарантировать. Но выход в обмен на заложников? Но нужно понять: они для меня не военнопленные. Они простые бандиты».

Таким образом, филиппинский лидер четко определил свои приоритеты: уничтожение боевиков — превыше всего. Исход битвы уже ясен, время подводить итоги. Филиппинские войска одержали победу. На первый взгляд она кажется пирровой: часть Марави лежит в руинах, погибли сотни человек, полторы тысячи ранены. Но армия и морская пехота получили неоценимый опыт боев в городе, ознакомились с тактикой исламистов и научились ей противостоять. И, похоже, им это умение пригодится в ближайшем будущем.

Потому, что «Мауте» и «Абу Сайяф» в проигравшие записать никак нельзя. Да, во время боев за Марави они потеряли множество бойцов и в конце концов уступили превосходящим силам противника. Но они более трех с половиной месяцев сдерживали натиск всей филиппинской военной машины, которую поддерживали США, Австралия и Китай, выстояли под минометными и артиллерийскими обстрелами и авиаударами. Авторитет «Мауте» и «Абу Сайяф» вырос неизмеримо: еще недавно о них мало кто слышал, теперь они стали знаменитыми. Им не повредила даже фетва, выпущенная против них местным советом улемов. Так что, вероятно, мы о них еще услышим.

Обсудить
Мир00:0421 ноября

Моя семья

Легендарный маньяк и его культ кровавых убийц держали в страхе всю Америку
Сулейман КеримовЛазурно: российского миллиардера задержали в Ницце
Сулеймана Керимова подозревают в отмывании миллионов евро
Моя семья
Легендарный маньяк и его культ кровавых убийц держали в страхе всю Америку
Судьба генерала: Ратко Младич умрет в тюрьме
Он убивал мусульман тысячами и не щадил даже детей
Кровавая ривьера
Франция отстреливает врагов по всему миру, пока никто не видит
«Великое прошлое нас развращает»
Почему россияне не принимают себя
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Признак оперы
Как Дмитрий Хворостовский стал главным оперным певцом России
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
Что. Вы. Наделали
Как мы потеряли идеальный Porsche и снова его нашли
«Американец», который смог
Самые невероятные версии Chevrolet Corvette, от которых сносит крышу
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно